«Так, как делаем ювелирные выставки мы, их не делает никто»

— В по­след­ние па­ру де­ся­ти­ле­тий от­но­ше­ние кру­п­ных му­зеев ми­ра к де­ко­ра­тив­но-­при­кла­д­но­му ис­кус­ству, и юве­ли­р­но­му ис­кус­ству в част­но­сти, ме­ня­ет­ся. Мас­шта­б­ных про­ек­тов ста­но­ви­т­ся все боль­ше.

— Вы­став­ки де­ко­ра­тив­но-­при­кла­д­но­го ис­кус­ства, юве­ли­р­ные вы­став­ки — это на­ша те­ма. По­то­му что Му­зеи Мос­ко­в­ско­го Кре­м­ля — со­кро­ви­щ­ни­ца, где хра­нят­ся луч­шие про­из­ве­де­ния рус­ско­го юве­ли­р­но­го ис­кус­ства, кол­лек­ция за­па­д­но­ев­ро­пей­ско­го се­ре­бра, во­сточ­но­го ору­жия. Для нас со­вер­шен­но ло­ги­ч­но устра­и­вать юве­ли­р­ные вы­став­ки, ко­то­рые рас­ска­зы­ва­ют о том, по­че­му опре­де­лен­ные ко­м­па­нии или про­из­ве­де­ния ста­но­вят­ся эта­лон­ны­ми.

— С ка­ких про­ек­тов в Му­зе­ях Мос­ко­в­ско­го Кре­м­ля на­ча­лась ис­то­рия юве­ли­р­ных вы­ста­вок?

— Мы ор­га­ни­зо­вы­ва­ли про­ек­ты, по­свя­щен­ные Фа­бер­же, и они все­г­да поль­зо­ва­лись успе­хом. Опре­де­лен­ную связь с Фа­бер­же мо­ж­но бы­ло уви­деть и на вы­став­ке «Кар­тье: Ин­но­ва­ции XX ве­ка» в 2007 го­ду. Хо­тя о дру­гом про­ек­те — «Со­кро­ви­щ­ни­ца ми­ра. Юве­ли­р­ное ис­кус­ство Ин­дии в эпо­ху Ве­ли­ких Мо­го­лов» в 2009 го­ду — мы не ду­ма­ли как о юве­ли­р­ном. Мы де­ла­ем вы­став­ки, по­свя­щен­ные го­су­да­ре­вым со­кро­ви­щ­ни­цам, и со­в­сем не обя­за­тель­но они со­сто­ят толь­ко из дра­го­цен­но­стей. На­при­мер, на экс­по­зи­ции, по­свя­щен­ной япон­ским са­му­ра­ям, бы­ли клин­ки, а на вы­став­ке об им­пе­ра­то­рах свя­щен­ной Ри­м­ской им­пе­рии — кун­ст­ка­ме­ры. Сей­час мы за­кон­чи­ли ра­бо­ту над про­ек­том, по­свя­щен­ным ки­тай­ской ди­на­стии Мин.

Воз­вра­ща­ясь к юве­ли­р­ным про­ек­там, я дол­ж­на ска­зать, что ин­дий­скую вы­став­ку «Со­кро­ви­щ­ни­ца ми­ра. Юве­ли­р­ное ис­кус­ство Ин­дии в эпо­ху Ве­ли­ких Мо­го­лов» мы хо­те­ли сде­лать очень дав­но, но бы­ло сло­ж­но со­брать про­из­ве­де­ния, ко­то­рые бы от­но­си­лись толь­ко к эпо­хе Ве­ли­ких Мо­го­лов. В ито­ге про­ект уда­лось ре­а­ли­зо­вать, по­сколь­ку На­ци­о­наль­ный му­зей Кувей­та за­кры­л­ся на ре­кон­струк­цию и смог пре­до­ста­вить в Му­зеи Кре­м­ля свою за­ме­ча­тель­ную кол­лек­цию.

Ко­лье из ис­то­ри­че­ской кол­лек­ции Bulgari

— На вы­став­ке «Ин­дия: дра­го­цен­но­сти, по­ко­рив­шие мир», ко­то­рая про­хо­ди­ла в 2014 го­ду, пред­ме­ты бы­ли из со­вер­шен­но раз­ных кол­лек­ций.

— Со­вер­шен­но вер­но, это бы­ла боль­шая вы­став­ка, ко­то­рую Му­зеи Кре­м­ля со­би­ра­ли по все­му ми­ру. Про­ек­том мы за­ни­ма­лись очень дол­го, де­лать его бы­ло очень сло­ж­но, но я счи­таю его од­ним из са­мых успе­ш­ных.

— Сло­ж­но бы­ло со­брать экс­по­на­ты?

— И со­брать, и при­ду­мать кон­це­п­цию вы­став­ки. Ведь од­но де­ло — уви­деть мно­го раз­ных ве­щей, а дру­гое — по­нять их ис­то­рию, узнать, как они свя­за­ны с пре­ды­ду­щи­ми эпо­ха­ми и ка­кое вли­я­ние ока­за­ли на по­сле­ду­ю­щие. Свя­зать их с ар-­де­ко, с со­вре­мен­ны­ми юве­ли­ра­ми, ра­бо­та­ю­щи­ми на За­па­де.

— Нас­коль­ко сло­ж­но бы­ло де­лать пе­р­со­наль­ную вы­став­ку со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го ху­до­ж­ни­ка — «Дра­го­цен­но­сти, вдох­но­в­лен­ные при­ро­дой. Иль­гиз Ф.»? Ведь ши­ро­кой пуб­ли­ке его имя зна­ко­мо не бы­ло.

— Мне ка­жет­ся, лю­ди для то­го и при­хо­дят в му­зей, что­бы узнать что-то но­вое. И мы не­ред­ко де­ла­ем вы­став­ки, по­свя­щен­ные ис­кус­ству XX–XXI ве­ков. К при­ме­ру, бы­ли про­ек­ты, по­свя­щен­ные скуль­п­ту­ре Ген­ри Му­ра и ди­зай­ну Ма­кин­то­ша. С твор­че­ством Иль­ги­за Фа­зул­зя­но­ва Му­зеи Мос­ко­в­ско­го Кре­м­ля зна­ко­мы до­ста­точ­но дав­но, в кол­лек­ции му­зея бы­ли его про­из­ве­де­ния. Он ху­до­ж­ник, ко­то­рый из­ве­стен во всем ми­ре, но у нас — как это ча­сто бы­ва­ет — го­раз­до мень­ше. По­это­му бы­ло осо­бен­но ин­те­рес­но сде­лать вы­став­ку его ра­бот, и ду­маю, это не по­след­няя вы­став­ка со­вре­мен­но­го рос­сий­ско­го юве­ли­ра в на­шем му­зее.

Фо­то: Пре­до­став­ле­но Bulgari

— Уже есть что-то в пла­нах?

— Есть. Ре­а­к­ция пуб­ли­ки на вы­став­ку Иль­ги­за бы­ла от­ли­ч­ной, при­шли не толь­ко про­фес­си­о­на­лы и кол­лек­ци­о­не­ры. Бы­ло очень при­ят­но, что вы­став­ку по­се­ти­ло мно­го мо­ло­де­жи, лю­ди воз­вра­ща­лись на вы­став­ку. Ка­ж­дый раз Му­зеи Кре­м­ля не про­сто по­ка­зы­ва­ют кра­си­вые ве­щи, мы же не юве­ли­р­ный ма­га­зин. Му­зей рас­ска­зы­ва­ет ис­то­рии. По­это­му лю­ди при­хо­дят узнать что-то но­вое. Так, на вы­став­ке «Эле­ган­т­ность и рос­кошь ар-­де­ко» при уча­стии Cartier и Van Cleef & Arpels укра­ше­ния бы­ли пред­став­ле­ны вме­сте с ко­стю­ма­ми из Му­зея ко­стю­ма Кио­то. Это, кста­ти, бы­ла са­мая по­се­ща­е­мая вы­став­ка из по­след­них. Та­к­же хо­те­ла бы за­ме­тить, что в Му­зе­ях Кре­м­ля не толь­ко про­во­дят­ся юве­ли­р­ные вы­став­ки, укра­ше­ния до­пол­ня­ют дру­гие вы­ста­воч­ные про­ек­ты. На­при­мер, мы ча­сто бе­рем укра­ше­ния Van Cleef & Arpels для раз­ли­ч­ных экс­по­зи­ций, а вот от­дель­ной вы­став­ки это­го юве­ли­р­но­го до­ма мы еще не устра­и­ва­ли.

— Как и ко­г­да ро­ди­лась идея про­ек­та с Bulgari?

— Где-то пол­то­ра го­да на­зад пред­ста­ви­те­ли ита­льян­ско­го до­ма Bulgari пред­ло­жи­ли нам та­кую идею, по­то­му что все зна­ют, что так, как де­ла­ют юве­ли­р­ные вы­став­ки Му­зеи Кре­м­ля, их не де­ла­ет ни­к­то. Мы не про­сто пре­до­став­ля­ем вы­ста­воч­ную пло­ща­дь, но и участ­ву­ем в от­бо­ре ве­щей, про­ду­мы­ва­ем кон­це­п­цию. Лю­бая вы­став­ка — это шоу, сво­е­го ро­да про­из­ве­де­ние ис­кус­ства, по­это­му по­стро­е­на она дол­ж­на быть опре­де­лен­ным об­ра­зом. С до­мом Bulgari мы ра­бо­та­ем очень мно­го. Я пред­ло­жи­ла сде­лать вы­став­ку о фе­ми­низ­ме XX ве­ка на при­ме­ре то­го, что при­об­ре­та­ли и за­ка­зы­ва­ли у Bulgari аме­ри­кан­ские и ита­льян­ские ак­три­сы в по­сле­во­ен­ный пе­ри­од. Жен­щи­ны, ко­то­рые са­ми вы­би­ра­ли и при­об­ре­та­ли укра­ше­ния, ис­поль­зо­ва­ли их в филь­мах. Мы хо­тим рас­ска­зать не толь­ко о раз­ви­тии юве­ли­р­но­го ис­кус­ства, но и о раз­ви­тии об­ще­ства.

— Кто глав­ные ге­ро­и­ни этой вы­став­ки?

— Их не­сколь­ко, от Ан­ны Ма­нья­ни до Лиз Тей­лор. По­яви­т­ся и еще один при­н­ци­пи­аль­ный для брен­да пе­р­со­наж — Рим.

— На вы­став­ке бу­дет бо­лее 500 экс­по­на­тов. Как вы их от­би­ра­ли?

— Это про­ис­хо­ди­ло со­в­ме­ст­но с юве­ли­ра­ми до­ма Bulgari. Они по­мо­га­ли уви­деть не­ко­то­рые ис­клю­чи­тель­ные ве­щи из част­ных кол­лек­ций, из ко­то­рых мы вы­би­ра­ли под­хо­дя­щие.

— За пол­то­ра го­да ра­бо­ты над вы­став­кой вы узна­ли о Bulgari что-то но­вое?

— Я ни­ко­г­да не от­да­ва­ла се­бе от­че­та в том, что все дра­го­цен­но­сти, ко­то­рые, на­при­мер, по­яв­ля­ют­ся в филь­ме «Се­мей­ный пор­т­рет в ин­те­рье­ре»,— это Bulgari. Те же ве­щи Лиз Тей­лор — все их зна­ют, но не­м­но­гие ви­де­ли их вжи­вую. Я не зна­ла о са­мом ран­нем пе­ри­о­де Bulgari, о се­реб­ря­ных ве­щах, с ко­то­рых они на­чи­на­ли.

— Это се­реб­ро бу­дет на вы­став­ке?

— Да, бу­дут ве­щи са­мо­го ран­не­го пе­ри­о­да, что­бы мо­ж­но бы­ло пред­ста­вить, как ме­ня­лась ко­м­па­ния. Са­мые позд­ние пред­ме­ты в экс­по­зи­ции — 1990-х го­дов.

— В чем, по-­ва­ше­му, уни­каль­ность Bulgari?

— В Bulgari лю­бят цвет­ные ка­м­ни и ис­поль­зу­ют их так, как в древ­но­сти — с со­вер­шен­но уди­ви­тель­ны­ми, не­пред­ска­зу­е­мы­ми со­че­та­ни­я­ми дра­го­цен­ных и по­лу­дра­го­цен­ных ка­м­ней. Bulgari — это цвет. А ба­роч­ные со­че­та­ния цве­тов, мне ка­жет­ся, очень близ­ки рус­ско­му че­ло­ве­ку.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: